Секретарь суда Наталья Васильева и мастера культуры

Правду говорить, как известно, легко и приятно - а лгать, соответственно, тяжело и отвратно. Поэтому за правду люди нередко принимают страдания, а ложь предполагает оплату - и тем выше, чем меньше в ней доля правды, чем выше концентрация и объем лжи. Оплата может быть и негативной - как нереализованная угроза. Но всему есть предел - есть такие навороты лжи, на которые не находится уже ни денег, ни страха - и все сооружение рушится. О таком крахе говорил Солженицын - государства гибнут от невыносимых объемов накопленной лжи. Финал завершившегося процесса над Ходорковским и Лебедевым поставил государственную норму лжи на новую, давно уже не виданную высоту. Государевы люди должны теперь брать эту мерзость в изрядно повышенных дозах. Для многих такие дозы - неподъемны. И вот посыпались подписанты "письма 50-ти" шестилетней давности, призывавшего к расправе над руководством ЮКОСа. Актеры, спортсмены, и прочие известные деятели отказываются от подписей с откровенным позором, срамотой - "я не то подписывал", "я это сделала для партии, а меня обманули", "вообще ничего не подписывала", "я оказался дураком" - итд - выходит, даже и столь позорные отказы для них не так мерзки, как сами эти блистательные подписи. Терпели люди шесть лет, а потом все же не выдержали - публично изблевали искушанное. Шесть лет держали в желудке эту гадость, думали верно - ну, как-нибудь рассосется, уйдет - ан нет, не рассасывалось, а только мерзее становилось. Ну, деваться некуда, надо публично блевать. Противно, конечно - но ходить с этим в желудке уже невмоготу. Натуры же более здоровые шесть лет ходить с дрянью не будут - их вырвет быстро. Вот и хорошо - за человека тут в самый раз порадоваться. Дай Бог здоровья.