Хокинг и Бог

Из моего интервью "Белому мамонту".

В «Кратчайшей истории времени» Стивен Хокинг пишет: "Коль скоро пространство-время не имеет никаких границ, то ни к чему выяснять, как оно ведет себя на границе, — нет нужды знать начальное состояние Вселенной. Не существует края пространства-времени, вынуждающего нас обращаться к идее Бога" 

Хокинг прав в том, что с логической необходимостью Бог не выводится из картины Большого Взрыва, как Он не выводится ни из какой другой физической картины, ни из чистого разума, как это понял Кант, ни даже из требований морали, как он думал. Но ведь и относительно человека ничего доказать нельзя, кроме совершенно поверхностных утверждений. Акт доверия в частности — опирается не на доказательства, их никогда нет. Доверие опирается на личную интуицию, связанную, разумеется, с определенными фактами, с их переживанием, но никак не доказуемую и непередаваемую. Противно даже иногда бывает «доказывать» интуитивные очевидности. Более того, нельзя доказать, что у человека есть сознание. Свое собственное сознание очевидно - а вот сознание другого ненаблюдаемо и недоказуемо; оно всегда есть гипотеза, пусть и общепринятая. 

Другое важное обстоятельство: наука регистрирует лишь универсально наблюдаемые факты. Бог же есть Личность, Сверхличность, и потому, как и человек, познается лишь в личном контакте, во многом непередаваемом. Поэтому доказывать Бога из научных данных и картин можно лишь по недоразумению. Но, с другой стороны, бесконечная красота и разумность Мироздания есть единый живой исток как научного, так и религиозного познания. Так называемые доказательства бытия Бога — св. Ансельма, Декарта или Лейбница - были выражениями непосредственных интуиций, духовных прозрений, высказанных в столь любимой ими логической форме. Св. Ансельм говорил, что Бог, как совокупность всех совершенств, существует уже по определению, ибо несуществование есть вид ущербности. Чисто логически это не доказательство, как таковое оно было отвергнуто задолго до Канта, уже св. Фомой Аквинским, чье учение является официальным учением Римской Церкви. Но св. Ансельм не доказывал Бога на базе чистой логики — он, как мистик, выразил переживаемую им очевидность бытия Бога в излюбленной им, как мыслителем, форме силлогизма. Точно так же логически недействительно и декартово доказательство Бога, - которое, как и его знаменитое «когито», есть аксиома, факт непосредственной, субъективно достоверной интуиции, а не железный логический вывод. Так что, еще раз — Хокинг прав, утверждая невыводимость Бога из сферы науки, но его правота банальна для знающих, что такое вера. И тут возникает вопрос — а к кому же обращен этот процитированный выше банальный вывод и многие подобные ему места в текстах Хокинга? Об этом говорит Карл Саган в своем предисловии к этой книге: «Хокинг пытается, как он сам пишет, разгадать замысел Бога». То есть, вывод Хокинга обращен прежде всего к нему самому. Саган знает, о чем говорит — это ведь и его был вопрос! А коли так, то все же первее вопроса о замысле Бога — вопрос о самом Его существовании. Был ли, есть ли Творец? Нельзя ли все-таки как-то напрячь ум, подумать, поглядеть как следует, и найти оставленные Им отпечатки пальцев? До сих пор только мистики говорили об очевидности Бога; богословы же и философы в основном сходились в том, что иначе как в личном непередаваемом откровении Его и не увидеть. И все же - нельзя ли на базе современной науки подтвердить Его вовлеченность, пользуясь дедуктивным методом Шерлока Холмса? Вот настоящий вопрос Хокинга. Вот почему в его научно-популярных книгах ненаучное слово «Бог» употребляется столь часто, только в "Кратчайшей истории времени" полсотни раз. Взять Бога с бесспорным поличным — или уж дать ему полное, безукоризненное алиби — такова сверхзадача Стивена Хокинга. Ведь если эта проблема не решена, то и вопрос о «замысле Бога» повисает в воздухе — раз ничего нельзя сказать о самом существовании Замышляющего.

Вопрос, разумеется, дерзкий — но не безумный ли? Не безумно ли предположить, что Творец Вселенной по беспечности или недосмотру наоставлял отпечатков пальцев, как не очень ловкий мистификатор, так что мыслящий детектив может по этим отпечаткам припереть Его к стенке доказательствами? Вот, положим, Творец создал Вселенную с разумными существами. Разве не очевидно, что доказательство или опровержение этого обстоятельства имело бы кардинальное значение для этих разумных существ, а значит, и для судьбы всего Творения? Разве не говорят о том же все святые и мудрые книги, утверждая великое значение веры в Бога, как живой связи с Ним? Разве не очевидно, что вера уже невозможна и не нужна, если появляется строгое доказательство? А раз так, то как же Тот, кто настаивает на вере Себе более чем на чем либо другом, может быть безразличен к возможности появления подобного доказательства? Если Хокинг пытается сделать научное заключение не о какой-то невнятной абстракции божественного, а о Том, кто говорит через Святое Писание, то первостепенность значения для Него веры в Него никак невозможно подвергнуть сомнению. А значит, и Его беспечность в возможности доказательства Его участия должна быть отвергнута. Но ведь другое основание для надежды найти это доказательство — предположение о Его неспособности эту возможность закрыть — это основание совсем уже не выдерживает критики. Все сотворил, и звезды, и жизнь, и разум — а вот сделать это недоказуемым для сотворенных не сумел. Хотел потихоньку скрыться, но господа детективы не позволили, уличили-таки. И не следует ли на основании этих очевидных рассмотрений заключить не только о дерзости, но и о безумии задачи уловления Бога в научный сачок? 

"А что если — может спросить читатель - такое уловление входит в намерение Самого Творца? Вот, до сих пор Ему была нужна вера, а в какой-то момент Он решил перейти на новый стиль отношений с людьми, где вера не требуется, а напротив, требуется очевидность Существования. В таком случае, задача, как минимум, перестала бы быть безумной. А раз невозможно такое исключить, то уже сам шанс обрести это наивысшего порядка знание должен быть отработан." Что же, пути Господни неисповедимы. Возможно, наступит время, когда Бог явится людям с такой доказательной силой, что всякие сомнения уже будут немыслимы. Только странно было бы думать, что Его явление не будет гигантским из всех потрясений, пережитых человечеством. Доказательное явление Бога, даже доказательство только Дизайна и стартового запуска Мироздания, есть уже Его явление в Силе и Славе. Разве возможно, чтобы перед Его несомненным Присутствием, мощь которого бесконечно превосходит самые сильные картины фантастов относительно прилета инопланетян, сохранилась бы наша свобода воли, даже иллюзия этой свободы? Библия, кстати, говорит, что в свое время отложенное пока доказательство обязательно будет, будет дано Им Самим, и явится последним и страшным событием истории. И разве мыслимо, чтобы конец истории, всей прошлой истории человечества и Мироздания оказался увязан Создателем всего лишь с ловкостью ума некоторых физиков, весьма изобретательных по части уравнений?

Снова и снова ходит Хокинг вокруг своего вопроса вопросов — снова и снова без ответа. Только и можно раз за разом повторять давно уже набивший оскомину наибанальнейший вывод - уже в последней своей книге, «Великий Дизайн» : «It is not necessary to invoke God to light the blue touch paper and set the Universe going» - нет необходимости призывать Бога, чтобы дать начало Вселенной. То есть - опять неудача, с тысяча первой попытки снова не получилось. Значит ли это, что и вопрос этот не только дерзкий и безумный, но и пустой, и был даром поставлен? А вот нет, все же не значит. Ведь великий вопрос может много чему не менее великому противоречить. Может быть велик и не тем, что на него находится законченный великий ответ. А совсем другим - тем, что он вдохновляет на славные дела, картины, поэмы, теории. Да, Прекрасная Дама осталась неприступной. Но сколько фантастических подвигов совершил ради нее ее верный блистательный рыцарь в инвалидной коляске!